Наполеон идёт на восток

После поражения при Йене и Ауэрштедте в октябре 1806 года прусская армия была фактически уничтожена. Наполеон триумфально вошёл в Берлин. Но ко всеобщему удивлению король Пруссии Фридрих Вильгельм III отказался просить о мире, и уехал в Кёнигсберг. Однако своих сил для борьбы с Францией у Пруссии не было, и она с благодарностью приняла помощь России и Великобритании.

 

В ноябре 1806 года в поход выступила 68-тысячная русская армия, ведомая желанием царя Александра расквитаться с Наполеоном за унизительное поражение при Аустерлице. Наполеон принял вызов и привёл в движение свои корпуса. Однако время для кампании было выбрано неудачно. Начинались холода, и после нескольких локальных стычек русская армия в полном порядке ушла в Белосток на зимние квартиры.

Наполеон, не сумев навязать противнику генеральное сражение, оказался в трудной ситуации. Его войска испытывали серьёзные проблемы со снабжением и недостатком тёплых помещений для размещения солдат и офицеров. Но проблемы возникли и у русской армии. Внезапно выяснилось, что в Белостоке не хватит припасов на всю зиму, и главнокомандующий Бенигсен двинул войска на запад, чтобы добраться до базы снабжения в Данциге.

 

Находившиеся на марше русские войска были внезапно атакованы кавалерией маршала Нея, который в нарушение приказа Наполеона двинул свои войска на поиск ресурсов для снабжения своего голодающего корпуса. Оценив изменившуюся ситуацию, Наполеон решил ударить в тыл русской армии, и отрезать ей путь к отступлению.

План был бы хорош в летнее время, но дороги были размыты, что замедляло движение войск. Что хуже, план стал известен Беннигсену, когда его казаки перехватили наполеоновского курьера, который вёз секретный пакет маршалу Бернадоту.

Беннигсен немедленно разворачивает армию и начинает отступление к Кёнигсбергу. Оставить этот город французам не представлялось возможным, поэтому Беннигсен остановил армию у местечка Прейсиш-Эйлау и послал гонца к пруссакам с просьбой прислать армию для помощи в генеральном сражении.

Наполеон приказал Нею атаковать пруссаков и не дать им соединиться с русской армией, однако маршал не преуспел в решении этой задачи, что сыграло фатальную для французов роль в предстоящем сражении.

Бой у Прейсиш-Эйлау

Город Эйлау находился в низине, окружённой высотами. Русская армия расположилась вдоль гряды к северу, а в самом городе оставался лишь арьергард.

7 февраля 1807 года в два часа пополудни французская армия подошла к городу и сходу пошла в атаку. Завязался тяжёлый бой, затянувшийся до поздней ночи. Наблюдавший за сражением Наполеон сказал, что хотел бы избежать ночного сражения, но отзывать войска было уже поздно. Французские солдаты продолжали идти вперёд, надеясь захватить город и провести ночь под крышами домов, а не на холоде под открытым небом.

 
Наполеон на позиции в городе Эйлау утром 8 февраля
Наполеон на позиции в городе Эйлау утром 8 февраля

Положение Наполеона осложнялось тем, что к утру 8 февраля у Прейсиш-Эйлау находилась лишь часть его армии. Корпус Нея продолжал преследовать пруссаков, а корпус Даву был ещё только на подходе к месту грядущего боя.

Занявшим Эйлау французам не суждено было выспаться. В 8 утра русская артиллерия начала мощный обстрел города, в котором сразу же начался пожар.

Когда взошло солнце, стало ясно, что погода не располагает к ведению боя. Низкие серые облака, завывающий ветер и метель ограничивали видимость и серьёзно нарушали координацию войск. Сильный мороз мешал действиям пехоты. Солдаты сбивались в кучу, чтобы согреться, а замёрзшие пальцы не могли быстро перезаряжать ружья.

Желая взять инициативу в свои руки, Наполеон в 9:30 утра приказал маршалу Сульту атаковать позиции русских к северу от города. атака закончилась неудачей. Русские контратаковали при поддержке артиллерии и отбросили французов на исходные позиции.

Раздосадованный неудачей Сульта, Наполеон получил ещё одно неприятное известие. Корпус Даву задержан в пути атакой русской кавалерией. Императору ничего не оставалось, кроме как продолжить атаковать, не давая русским перехватить инициативу. К югу от Эйлау в атаку пошёл корпус маршала Ожеро.

 
Жан-Батист Марбо спасает орла 14-го линейного полка обречённого корпуса Ожеро
Жан-Батист Марбо спасает орла 14-го линейного полка обречённого корпуса Ожеро

Одновременно с наступлением французов началась сильнейшая метель, окончательно испортившая и без того ужасную видимость. Французские дивизии отклонились от запланированного маршрута движения и вышли прямо на позиции русских батарей, которые открыли ураганный огонь, едва завидев появившихся из снежной бури французов.

Последовавшая за этим контратака русской пехоты и кавалерии довершила полный разгром дивизий Ожеро. Очевидцы этого эпизода боя не вспоминают о нём иначе как об ужасной резне.

Теперь настал черёд русской армии наступать. Дивизия Тучкова выдвинулась к Эйлау, но была отброшена отчаянной атакой Императорской гвардии и кавалерии Мюрата. В этот момент показалось, что французская армия находится на волоске от гибели.

 
Императорская гвардия идёт в контратаку сквозь снежную бурю
Императорская гвардия идёт в контратаку сквозь снежную бурю

Наполеон описал сложившуюся ситуацию в таких словах:

"В 11 часов утра корпус Сульта сильно пострадал, корпус Ожеро, можно сказать, перестал существовать".

Французам было жизненно необходимо выиграть время до подхода корпусов Даву и Нея. Наполеон приказал Мюрату готовить кавалерию к атаке. 10 000 французских конников обрушились на русские позиции. Беннигсен бросил в контратаку свою кавалерию, и на поле боя воцарилась лихая и жестокая сеча.

 
Наполеон отдаёт приказ о кавалерийской атаке
Наполеон отдаёт приказ о кавалерийской атаке

В этой атаке погибло до 1500 французов, но главная задача была выполнена. Наполеон отвёл удар русских от Эйлау и сумел дождаться подхода корпуса Даву, который по изначальному плану должен был решить исход битвы.

В час дня три дивизии корпуса Даву прорвали русские позиции с юга и поставили армию Беннигсена под угрозу окружения.

Часы маршала Нея показывали два часа пополудни, когда к нему прибыл курьер от Наполеона с приказом прекратить преследование прусской армии, разворачивать корпус и как можно быстрее прибыть к Прейсиш-Эйлау. Через несколько часов он подошёл к русским позициям с севера. Но сыграть решающую роль в этом сражении ему было не суждено.

Положение русских спасли пруссаки, прибывшие на поле боя в час дня. Прусский генерал Лесток, ещё накануне получивший приказ от Беннигсена выдвигаться к Эйлау, направил 9000 солдат на помощь русским, а сам с остатками армии продолжил маневрировать, отводя преследовавшего их Нея подальше от места грядущей битвы.

В четыре часа дня отдохнувшие пруссаки атаковали дивизии маршала Даву к югу от Эйлау и выбили их с занимаемых позиций, чем лишил французов возможности окружить и разгромить русскую армию.

Уже смеркалось, когда на поле боя прибыл корпус Нея. Однако его смелая атака на севере была отбита контратакой русских под руководством Тучкова. Бой стал постепенно затихать. Поле боя, сплошь покрытое телами убитых и раненых, накрыла ночная тьма.

 
Наполеон осматривает поле битвы
Наполеон осматривает поле битвы

Французы понесли тяжёлые потери, у них заканчивался провиант, и Наполеон уже планировал отдать приказ об отступлении, когда от находящегося ближе всех к русским позициям Даву пришло известие о шуме и движении в русском лагере.

Дело в том, что около полуночи Беннигсен созвал военный совет, на котором озвучил своё решение отходить к Кёнигсбергу. Это вызвало бурный протест дивизионных генералов, которые настаивали на возобновлении боя и уверяли, что способны полностью разгромить французскую армию. Однако Беннигсен указал на то, что корпус Нея изменил равновесие сил, а в Кёнигсберге армия могла пополнить запасы и подготовиться к следующей битве.

Решение было принято, и 9 февраля после полуночи русская армия начала отход.

Итоги битвы

Потери обеих армий были ужасны. Современные историки оценивают потери французов примерно в 10 000 человек, а потери русских примерно в 20 000.

Один из очевидцев этого сражения так описывал его последствия:

«Никогда прежде такое множество трупов не усевало такое малое пространство. Всё было залито кровью. Выпавший и продолжавший падать снег скрывал тела от удручённого взгляда людей».

Говорят, что маршал Ней, глядя на десятки тысяч убитых и раненых, воскликнул:

«Что за бойня, и без всякой пользы!»

После сражения Наполеон писал в свой штаб в Варшаве:

« Поле боя осталось за нами; но, хотя потери были очень тяжелы с обеих сторон, то что я нахожусь слишком далеко от своих баз, делает моё положение более серьёзным».

Не имея возможности взять в осаду Кёнигсберг, в котором укрепилась русская армия, французы ушли на зимние квартиры.

Затем последовала летняя кампания 1807 года, в которой русские войска потерпели сокрушительное поражение под Фридландом, что вынудило Александра I подписать Тильзитский мир.