Важнейшим и определяющим фактором развития средневековой Англии стала Столетняя война. Она началась в 1337 г., когда на престоле был Эдуард III. Молодому правителю пришлось решать сложнейшие проблемы обеспечения войны людскими, техническими, продовольственными и другими ресурсами.Особенно трудно это было сделать в начальный период, когда еще не было великих побед англичан на море и суше. Эдуард III в своей финансовой политике во многом опирался на опыт предшественников, но появились и новые источники пополнения казны. 
Столетняя война тяжким бременем легла на плечи широких слоев населения. За время Эдуарда III, было вотировано 11 обычных налогов и 7 чрезвычайных эйд. Следует отметить, что Англия в первой половине века не являлась еще мощной экономической державой с развитой производственной базой и богатым населением. Большая часть жителей едва сводила концы с концами. Поэтому в силу бедности населения, его низкой платежеспособности этот источник обеспечения войны ресурсами был весьма ограничен и вел к широкому недовольству. Именно тяжесть налогового гнета привела к восстанию под руководством Уота Тайлера. 

Из-за дефицита денежных средств в стране Эдуард предпочитал получать с населения натуральные налоги, надеясь после продажи товаров получить крупные суммы. Однако начало войны совпало для Англии с неблагоприятными для сельского хозяйства природно-климатическими условиями. Дело в том, что осенью 1338 г. страну накрыли сильнейшие дожди. В некоторых прибрежных районах наводнения уничтожили пахотные и пастбищные участки. Затем последовали суровая зима, приведшая к гибели озимых, и сухое лето. В Уилтшире погибло большое количество овец. В Шропшире многие арендаторы попросту покинули свои деревни, оставив землю необработанной. В стране начался голод. Поэтому налоги и продуктовые реквизиции на нужды войны, которые сочетались с незаконными вымогательствами королевских провиантмейстеров, коррупцией местных чиновников, приводили к широкому распространению недовольства на местах. Эти жесткие меры не покрывали расходы на войну. Королю приходилось искать менее болезненные способы пополнения казны. 

Основным богатством в Англии была шерсть. В XIV в. шла острая борьба за получение прав на экспорт столь доходного товара. С одной стороны, были богатые иностранцы, готовые предоставить огромную материальную компенсацию за право свободной торговли в стране, а с другой стороны, — все более укрепляющиеся собственные купцы, стремившиеся вытеснить иноземных конкурентов. Эдуард III, впрочем, как и его предшественники, не делал единственный выбор к кому обратиться за финансовой помощью и кого наделить привилегиями, он действовал в соответствии с ситуацией, поочередно используя тех и других. Сначала, удовлетворяя требованиям парламента, обеспечившего ему трон, ограничивается торговля иностранцев 40 днями в году. Но в 1335 г. утверждается 
закон, гарантировавший иноземным купцам право свободной оптовой и розничной торговли в обмен на увеличение таможенных пошлин. Эдуард III, следуя своим предшественникам, стремился ограничить свободу торговли шерстью созданием стэплей. После захвата Кале там была организована главная складочная база, что привело к увеличению таможенных поступлений в казну. 

Эдуард III осознавал, что торговля продукцией шерстообработки выгоднее торговли сырьем. С целью улучшения качества и конкурентных свойств производимой текстильной продукции он приглашает в страну фламандских мастеров. В 1337 г. издается статут, гарантировавший защиту иностранных ткачей, одновременно принимается закон против роскоши, запрещавший носить одежду из импортного сукна. Благодаря этим мерам объем производства сукноделия во второй половине XIV в. вырос в 4-4,5 раза — с 10000 кусков до 43000. Но все же до конца века сохранялось преобладание экспорта сырья над вывозом готовых изделий. 

В период правления Эдуарда III важную роль в финансово-экономической политике стали играть богатые английские купцы. Король предпочитал с ними напрямую решать свои финансовые проблемы, а не обращаться с этой целью к парламенту из-за неизбежности уступок. Дешевле было купить согласие купцов, предоставив им монополию внешней торговли. В 1336 г. английские торговцы согласились дать субсидию в виде увеличения обычных пошлин на 20 шиллингов с каждого мешка экспортируемой шерсти. В следующем году они предоставили королю ссуду в виде 30000 мешков шерсти, доход от продажи которых составлял 200000 фунтов, в обмен на монопольные права в экспорте. В 1340 г. Эдуард III получил 20000 мешков шерсти. В 1341 г. община предоставила королю 2500 тюков шерсти даром, а 30000 тюков он получил в счет аванса, полученного от флорентийцев, и будущих доходов от продажи. Английский король в то время очень легко мог сбыть этот товар во Фландрию. Как подсчитал Дж. Роджерс, продажа 30000 тюков шерсти в тот период составляло 1/10 всех доходов королевства. 

К началу Столетней войны стала очевидной нехватка денежных средств. Причина заключалась в том, что основным платежным средством было серебро, но шерсть продавалась в Нидерландах за золотые флорины, соответственно в Англии они имели очень высокий курс. Поэтому было принято решение наладить выпуск собственных золотых монет. Золотой английский «noble» равнялся 80 пенсам, что было эквивалентно половине серебряной марки. Стали также чеканить «полнобла» и четверть. Эта монета просуществовала полтора столетия и получила признание в Европе. Вместе с золотой в стране имели хождение и серебряные монеты. Курс золотых и серебряных монет контролировался правительством. Таким образом Эдуард смог создать благоприятную для Англии конъюнктуру денежного рынка, что положительно сказалось на платежеспособности английского населения внутри страны, на ведении внешней торговли, а значит, и на пополнении казны. 

Но результаты этой экономической политики сказались спустя десятилетия, а на войну средства нужны были незамедлительно. Поэтому Эдуард III вынужден был обращаться за помощью к банкирам. До середины 1340-х гг. субсидирование короны было, по существу, монополией иностранных купцов. Кредиторами сначала были итальянские дома Барди и Перуцци. Уже в первый год войны компании одолжили 70000 ф. За несколько лет долг достиг огромных размеров. Король долго откладывал возврат полученных денег и вполне возможно, что, не желая и не имея возможности выплатить их, он помог обанкротиться итальянцам. В 1342 г. разорились Перуцци, в 1346 г. — Барди. 

Ко времени банкротства итальянских банкирских домов появились настоящие «воротилы» денежного мира и среди англичан. Место Барди и Перуцци занял Уильям де ля Поль из Гуля. В ноябре 1338 г. У. де ля Поль предоставил более 33000 ф., в течение следующего года он вместе с другими купцами кредитовал корону на сумму более 60000 ф. В 1340-х гг. сформировалась уже целая группа богатых купцов, способных финансировать войну. Большинство были лондонцами. По подсчётам исследователей столичные и частные лица предоставляли 30-40 % займов. До «Черной смерти» среди лондонцев выделялись Свэнленд, Чиритон, Пуатни, Пэйкард, Уэндлинбург. В апреле 1346 г. Чиритон и Свэнленд получили на откуп таможенные пошлины на два года за предоставление займа в 100000 ф. В 1347 г. новая компания Чиритона и Уэндлинбурга предоставила заем в 40000 ф. под залог таможенных пошлин. Чиритон и другие согласились также выкупить королевский внешний долг в Гаскони и долг Перуцци на сумму 120000 ф., а затем они дали 66600 ф. за право сбора таможенных платежей. На следующий год они же и Свонленд взяли на откуп шерстяную пошлину за 250000 ф. «Черная смерть» привела к банкротству многих богачей. Но благодаря победам англичан в войне, экономическому подъему страны появилось другие «воротилы» денежного мира, готовые предложить финансовую помощь королю. 

Итак, Столетняя война стала серьезным испытанием для молодого короля Эдуарда III и всего английского народа. Для обеспечения военного потенциала приходилось взимать высокие налоги, пошлины, вводить дополнительные поборы, в первую очередь, шерстью. Однако эта жесткая экономическая политика не вела к покрытию всех военных расходов, по-прежнему приходилось прибегать к услугам банкиров. Сначала это были итальянские компании Барди и Перуцци, а затем спонсирование войны стало осуществляться за счет английских купцов. Протекционистская политика государства, финансовая реформа, военная конъюнктура создавали благоприятные условия для накопления капитала.

Цит. по: Яблонская О.В. Источники финансовых средств Англии в первые годы Столетней войны.