Егор Яковлев. Приветствую всех! С вами я, Егор Яковлев и канал “Цифровая история”. Канал для всех, кто хочет изучать историю как науку. Сегодня в нашей первой программе мы рассмотрим пять мифов, оправдывающих Адольфа Гитлера.

Миф первый: “Гитлер не считал славян низшей расой”. Как правило, говоря о том, что Гитлер не считал славян низшей расой, люди имеют в виду, что в ранней редакции “Нюрнбергских законов” славяне были не упомянуты. И это действительно так. “Нюрнбергские законы”, о расе и крови, поражали в правах еврейское и, чуть позже, цыганское население. Однако, те, кто рассказывают нам об этом, забывают упомянуть, что так продолжалось лишь до тех пор, пока в рейх с оккупированных территорий не прибыла большая масса “восточных” рабочих. Так называемых “остарбайтеров”. Отсутствие славян в ранней редакции “Нюрнбергских законов” объясняется тем простым обстоятельством, что славяне, которые на тот момент жили в рейхе, считались достаточно германизированными. Это относилось и к германцам, у которых были славянские корни. И к русским эмигрантам, вроде, например, правого политика, бывшего депутата Государственной Думы Николая Маркова (Маркова Второго), который публично говорил, что: “Настоящий русский, это славянин, смешанный с немцем. И только в такой комбинации он может проявить свои наилучшие качества”. Интересно, что Антон Иванович Деникин, до сведения которого дошла данная сентенция Маркова Второго, написал в 1938 году: “Большего холопства и представить себе невозможно”.

Говоря о германизированности немецкого славянства, необходимо сделать отдельную оговорку о лужицких сербах. Против этого славянского нацменьшинства, компактно проживающего в Восточной Германии, нацистское правительство вело настоящий этноцид. Сначала запретив делопроизводство на лужицком языке, потом запретив все печатные издания, а в 1940 году использование лужицкого языка в быту. Берлин предписал этим людям считать себя немцами. Хотя расовых претензий к этим людям не предъявлялось, Генрих Гиммлер, глава Комиссариата по укреплению германской государственности, все-таки считал их неполноценным народом и планировал депортировать лужичан в генерал-губернаторство, на территорию бывшей Польши, чтобы включить их в трудовую армию для тяжелых физических работ. Правда потом у рейхсфюрера появились другие заботы, и он оставил эту идею.

Вместе с тем, допуская германизированность своих славян, кровь чужих нацисты считали вредной и опасной для арийцев. Когда у рейха возникла необходимость в притоке рабочих с оккупированного востока, решено было официально узаконить их расовые отличия от германцев. В декабре 1941 года Рейхскомиссариат по укреплению германской государственности, вотчина Гиммлера, решительно поднял вопрос о скорейшем изменении термина “родственная кровь”, звучавшего в “Нюрнбергских законах”. Ранее этот термин формально относился ко всем европейским народам, включая русский, украинский и белорусский, но теперь все поменялось. В марте 1942 года в базовый акт под названием “Сохранение расы и наследственности в законодательстве рейха”, вместо понятия “родственная кровь”, ввели термины “иноплеменные европейские народы” и “соплеменные европейские народы”. К “соплеменным”, естественно, относились все германские. В число “иноплеменных” вошли славянские, романские, кельтские, балтийские народы. За исключением отдельных лиц и родов, которые сочтены “соплеменными”. Смысл реформы пояснил сам Генрих Гиммлер: “До сего дня в расовой политике и в повседневном словоупотреблении кровь всех народов, компактно селившихся в Европе, обозначалась как “родственная”. Таким образом, к примеру, поляки, русские, венгры, португальцы также родственны немецкой крови, как и германские народы. Это правило было построено на ложной предпосылке, что расовая структура всех европейских народов так близко родственна германскому народу, что для немецкой крови опасность ухудшения расы при смешении отсутствует. Это ни в коем случае не так. Опасность смешения рас угрожает немецкому народу не только от чуждых народов, но и от смешения с кровью иноплеменных европейских народов, прежде всего славянских”.

Разделение на германизированных европейских славян и низших советских славян позволяло Третьему рейху заигрывать с правой русской эмиграцией, представители которой жили в нацистском Берлине. Однако, никаких шансов на “возрождение” России, пусть даже национал-социалистической, эмиграции не оставалось. Они были лишь винтиками в системе Гитлера. Поэтому нет ничего удивительного, что в Третьем рейхе могли проживать некоторые русские эмигранты, которые считались германизированными славянами. В качестве примера часто называют Ольгу Константиновну Чехову, которая была “государственной актрисой” Третьего рейха. Это самый неудачный пример, который свидетельствует, что человек плохо владеет обсуждаемой темой. Дело в том, что Ольга Константиновна Чехова была этнической немкой. Ее настоящая, девичья, фамилия Книппер. А Чеховой она стала по мужу, известному актеру Михаилу Чехову, с которым познакомилась в доме его дяди, Антона Павловича Чехова. Но действительно, некоторые славяне, вроде упомянутого Маркова Второго, вполне могли найти себя на службе у Третьего рейха. Но только как инструмент аннексионистской и расовой политики Адольфа Гитлера.

Миф второй. Нацистская расовая политика базировалась на выводах ученых-расологов. А они не считали славян низшей расой, и вообще не делили расы на высшие и низшие. В современной России правые публицисты часто пытаются оспорить русофобию нацистов ссылкой на некоторых германских ученых, которые отрицали принадлежность славян к низшим расам. Более того, отрицали сам принцип деления человечества на высших и низших. Действительно, многие ученые, в первую очередь профессор Берлинского университета и глава Расового института в Далеме Ганс Гюнтер, придерживались именно такой точки зрения. В реальности Гитлер не слушал ни Гюнтера, ни каких-либо его коллег, которые в принципе осмеливались вступать с ним в спор. На этот счет мы имеем надежное признание самого профессора, который писал о фюрере: “Он, в гнусном оптимизме, полный иллюзий принятия желаемого за действительное, как-то провозгласил на одном партийном съезде, что немецкий народ стал еще красивее благодаря национал-социализму. Из таких несостоятельных представлений можно понять, что он допустил глупое словосочетание “раса господ”. Во внешнеполитическом применении столь же вредное, как наименование “славянский недочеловек”, которое было перенесено, тоже подобранным Гитлером, Эриком Кохом, истинным недочеловеком, даже на вначале прогермански-настроенных украинцев”. Таким образом, мы видим, что мнение ученых во время агрессии против Советского Союза никак не учитывалось Адольфом Гитлером. Это он и его сторонники учили Ганса Гюнтера расовой теории, а не наоборот.

Миф третий. Адольф Гитлер – друг Православия. На оккупированной территории нацисты действительно открывали православные церкви. Но их политика была абсолютно лицемерной и продолжалась до тех пор, пока священнослужители полностью поддерживали их оккупационную политику. На самом же деле в близком кругу Гитлер высказывал свои потаенные мысли: “Следует избегать создания единых церквей на более или менее обширных русских землях. В наших интересах, чтобы в каждой деревне была своя собственная секта, со своими собственными представлениями о Боге. Даже, если таким образом жители отдельных деревень станут подобно неграм или индейцам приверженцами магических культур, мы это можем только приветствовать”. Генрих Гиммлер в письме Эрнсту Кальтенбруннеру 21 июля 1944 года отмечал, что: “Православие неизбежно приведет русских к мысли о национальном возрождении”. Взамен его рейхсфюрер предлагал использовать для умиротворения коренного населения секту свидетелей Иеговы, которая сочетает пацифизм с ненавистью к евреям. Таки образом мы видим, что никаким другом Православия, и вообще христианства, Адольф Гитлер не был. И быть не мог.

Миф четвертый. Гитлер называл русских великим народом. В 1992 году издательство “Т-Око” неверно перевело слово “grosse” в предложении фюрера. Это мнение нашло, например, отражение в книге Станислава Куняева “Поэзия. Судьба. Россия”. Где он воспроизвел свой диалог с женой. Читая “Mein Kampf”, он неожиданно наткнулся на упоминание русского народа в контексте его величия, там, где Гитлер рассуждал о том, что случается с народами, власть над которыми захватывают евреи. “Самым страшным примером – якобы писал Гитлер, - в этом отношении является Россия, где евреи в своей фанатической дикости погубили 30 миллионов человек. Безжалостно перерезав одних и подвергнув мукам голода других. И все это только для того, чтобы обеспечить диктатуру над великим народом за небольшой кучкой еврейских литераторов и биржевых бандитов“. Действительно, если мы возьмем в руки издание “Mein Kampf” 1992 года на русском языке, то мы увидим, что в главе “Расы и народ” встречается именно такой отрывок. Издательство неверно перевело слово “grosse” в предложении фюрера. На самом деле в данном контексте оно означает “огромный”, “громадный” и представляет антитезу со словом “кучка”. Речь шла всего лишь о численности. Фюрер противопоставлял колоссальные массы русских ничтожной кучке евреев, установивших над ними власть. Однако, никаких государственных достоинств фюрер в том же тексте за славянами не признал и прямо назвал их “низшей расой”.

Миф пятый. Альфред Розенберг писал, что Россия единственная страна, которая сохранила образ Христа в своем сердце. Это утверждение не только смакуется на ультраправых сайтах, но и проникло в серьезную научную литературу. Об этом, как о достоверном факте пишут известные историки Жуков и Кофтун в своей книге “Русские эсэсовцы”. К сожалению, историки не разобрались в этом вопросе. На самом деле идея о России, как о стране, которая сохраняет в своем сердце истинный образ Христа, принадлежит Федору Михайловичу Достоевскому. Альфред Розенберг в тексте своей книги “Миф XX века” просто пересказал ее только затем, чтобы потом беспощадно высмеять. Оценивая взгляды нашего великого писателя, Розенберг пересказал историю из дневника самого Федора Михайловича о том, как великий немецкий химик Юстус фон Либих ехал в поезде и встретил там некоего шарлатана, который рассуждал о химии очень дилетантски, но, вместе с тем, красочно и картинно. Когда шарлатан вышел из поезда, все его спутники остались, уверены в его правоте. Таким шарлатаном Розенберг выставил в своей книге Достоевского. “Сегодня ясно – писал Розенберг, - что отчаянная попытка Достоевского в познании души человека, аналогична поведению русского, которого он противопоставил Юстусу фон Либиху. Сломанный, лишенный личности души, который берет на себя смелость наставлять мир на путь истинный”.

На сегодня все. В следующий раз мы поговорим с вами о генерале Власове. Всего доброго.