Егор Яковлев. Добрый день. Сегодня в студии я, Егор Яковлев, и у нас в гостях Михаил Васильевич Попов.

М. В. Попов. Здравствуйте. Очень приятно.

Егор Яковлев. Здравствуйте, Михаил Васильевич. Тут очень много вопросов поступает от зрителей. Просят обсудить с вами ситуацию в Сирии. Скажите, пожалуйста, можно ли как-то в двух словах дать примерный марксистский анализ происходящего там сейчас.

М. В. Попов. Я думаю, мы не можем понять ситуацию в Сирии, если мы немножко не отступим назад, не вернемся к тем событиям, которые были до этого. Мы знаем события в Югославии. Хорошая была страна Югославия, боролась в свое время с фашизмом. Самостоятельно боролась с фашизмом, потом ей помогли советские войска. И что сделали с ней наши, как сейчас говорят, партнеры? Партнеры прилетели, уничтожили государство, сделали много мелких государств, которые даже перечислить трудно, и которые серьезной роли в европейской политике не играют. Спрашивается, что это такое? Еще было неясно. Потом был Ирак. Ирак, между прочим, светское государство. Светских государств на Ближнем Востоке раз, два и обчелся. Светскими были Ирак, Ливия. Сирия - светское государство. Под предлогом, что надо проверить, а “нет ли у вас оружия массового поражения?”, прилетели самолеты, американские войска, никого не спросили...

Егор Яковлев. Я бы уточнил, что были представлены фальшивые “доказательства”.

М. В. Попов. Да. То есть, теперь это уже всем известно, что не было никакого... И доклады были фальшивые.

Егор Яковлев. Кофи Аннан там потрясал какими-то пробирками. Которые, как выяснилось, ничего не доказали.

М. В. Попов. Поскольку ничего там особенного не нашли, законно избранного демократическим путем президента повесили. Семью его уничтожили, внука застрелили, ну, и демократия восторжествовала. Теперь там уже не светское государство. Можно считать, что это начало создания ИГИЛ. Потому, что вопрос о религиозных государствах был поставлен. Не всем нравится такое религиозное государство. Другим нравится другое религиозное государство. А после Ирака была Ливия. А Ливия, если кто не знает, она не была социалистическим государством. Называлась она конечно очень красиво: Ливийская Арабская социалистическая Джамахирия. Красивое название, но ничего социалистического там не было. Потому, что экономика была монополистической, принадлежали все ресурсы по существу... Я имею в виду все предприятия по разработке ресурсов. Принадлежали иностранным монополиям. Он там властвовал в экономике, но отчислял значительные суммы. Потому, что такие богатства у него были, что эти суммы ничтожную величину составляли по сравнению с тем, что получали иностранные монополии. Муаммар Каддафи выражал пожелание, что надо бы больше отчислять. Собственникам ресурсов это не понравилось. Тем более, он помогал выборной кампании в той же Франции. Как бы, все с ним были в прекрасных отношениях. И вдруг объявляют, что он такой, сякой, неправильную ведет политику. И прилетают на самолетах, бомбят. Разрывают на части Муаммара Каддафи. Я думаю, тогда Дмитрий Анатольевич увидел, что с ним будет, если он в следующий раз не будет использовать право вето.

Не смотря на то, что у нас есть социалистическая страна, Китай, мы ее очень уважаем, но они как-то все-таки надеются на Россию. Всегда в Совете Безопасности если Россия проголосует, то и Китай. А если Россия не проголосует, то и Китай не будет. В России считается, что она должна защищать прогресс, страждущих во всем мире. Никого не волнует, она социалистическая, капиталистическая. Помните, как приезжал из Венесуэлы лидер, рассказывал тут о Ленине, что мы: “Продолжаем дело Ленина. Спасибо государству, которое основал Ленин”. Это было наряду со встречами, которые он делал с руководством вполне буржуазным. Он широкую кампанию проводил, ему содействовали, не мешали.

Уже давно, наверное, лет 20, мы этот вопрос в теоретическом плане рассматривали и решили, что это продолжение той практики фашистской, но за пределами своей страны. То есть, внутри США имеется финансовый капитал. Это банковский, сращенный с промышленным. Этот финансовый капитал реакционный. Поскольку он знает все ходы-выходы экономические, ему эта демократическая надстройка, как бы, и не нужна. Прежде, чем я вам дам кредит, я спрошу как у вас и что. И если вы хотите большой кредит, вы мне все должны выложить в отношении своих экономических возможностей, планов и так далее. Только тогда вы получите кредит. Почему это сращивание дает такую реакцию? Потому, что банки начинают управлять промышленностью. И правительство, всякие учреждения, которые избираются, не нужны. Но они их терпят в США. Поскольку неприлично быть фашистской страной. И Ельцину нашему объяснили после того, как он пострелял по парламенту: “Стреляли вы хорошо...” Все эти остатки, названия хотя бы Советов, как Верховный Совет назывался, хотя он был вполне буржуазным парламентом, провел все приватизационные законы. “Ну, вот, давайте мы это дело уберем. А теперь снова откройте все газеты”. Нашу “Народную Правду” на сорок дней закрывали в связи с чрезвычайным положением в городе Москве. Хотя мы издавались в Ленинграде. Мы тогда писали: “Подавим путч Ельцина. Раздавить гадину”. Пользуясь демократией.

Егор Яковлев. Буржуазная демократия, конечно, дает возможность как минимум для пропаганды открытой.

М. В. Попов. Ну, закрыли, а потом снова открыли. Пишите, что хотите. И мы пишем, что хотим. Так что у нас есть буржуазная демократия. Считается приличным, чтобы была демократия. Но в Ливии вообще государство они уничтожили. Нет государства ливийского. Какие-то отдельные группы между собой сражаются, разные военные, гражданские, политические фигуры. Россия хочет им как-то помочь, но пока это дело в зачаточном состоянии. Что собственно происходит? Происходит следующее. США у себя внутри являются страной демократической. Нужно это зафиксировать, признать. Да, там есть то, что характеризует демократию. Пожалуйста, высказывайте свое мнение. Если не туда пойдете, получите дубинкой по голове, а может быть и не дубинкой. Мы видим, там очень жестко подавляются всякие выступления против правящего класса, но законным путем. Можно по закону сделать очень много. Прямо на месте полицейский убьет и все. Это наши говорят: “Вот, как у нас резко поступают”. Там даже не рассуждают на эту тему – раз, два и все. Там вообще настоящая демократия, там можно взять и 170 человек застрелить. Накупить себе много винтовок. Вот это настоящая демократия. У нас какие-то ограничения, нельзя, вроде как. Там, конечно, мы должны согласиться, более высокая демократия. И они с этим никак не хотят расстаться. Как ходили они с пистолетами и решали вопрос “ваша земля или моя”, и так они продолжают в этом плане действовать. Короче говоря, демократическая там страна. Но как только они выходят за рамки, они объявляют целые народы изгоями. А что такое изгой? Если я кого-то объявлю изгоем, его, как бы, нет. Все, я его уже приговорил. То есть, он временно здесь находится.

Егор Яковлев. Не в цивилизованном сообществе.

М. В. Попов. Раз не в цивилизованном сообществе, убрать его надо. А как убрать? Нужно прилететь, разбомбить, уничтожить. Уже не считается его государство, какие-то там есть партии, какой там есть народ, какая у него история. Ирак имеет гораздо большую историю, чем США. Это древнее государство и с этим древним государством расправились, как будто вообще ничто. Что мы видим? Мы видим, что США покончили по существу с тем, что было в прежнем империализме. То есть, разные кучки государств, которые между собой дерутся. А никто уже не дерется. Есть один “пахан”. Есть большое государство, которое решает, каким государствам быть, каким государства не быть. Объявляет изгоями, объявляет: “Не допустим, не позволим, уничтожим”. И игнорирует все демократические нормы на международной арене. Никакими демократическими нормами не руководствуется. Поэтому им совершенно безразлично, что, кто там думает. Тем более, оно не считается с демократическими нормами, и вообще с какими бы то ни было нормами на территории тех государства, на которые оно нападает, не объявляя никакой войны. Это, как бы, и не война. Оно просто как мировой жандарм наводит порядок.

Что это такое? Ну, вот вспомним известное определение фашизма товарища Димитрова: “Фашизм – это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических элементов финансового капитала”. Отойдем на время от США, вернемся к событиям 1993 года. Вот когда стреляют по парламенту, это же открытая террористическая диктатура. И показывала CNN, что происходит, берут и по главному буржуазно-демократическому органу страны, по парламенту, бьют из танковых орудий. Причем погибло говорят до тысячи человек. А потом там сделка была какая-то.

Егор Яковлев. Темная история.

М. В. Попов. “Давайте, мы вас выпускаем, ГКЧП выпускаем...” Один только Варенников, у него светлая история, он сказал: “Я ни в чем не виноват. Я пойду на суд, я на суде докажу, что действовал правильно”. А все остальные как-то так договорились. И, договорившись, они, по существу, расследование деятельности Ельцина и этого фашизма на экспорт, который здесь был... Почему на экспорт? Потому, что у нас финансового капитала тогда не было. Значит, какой? Американский. Стреляли со стороны американского посольства в кого? В военных. Для того, чтобы возбудить их и чтобы они начали штурм и соответственно относились к тем, кто находится в Белом доме. Ну, и на самом деле опираясь на мощь американского капитала. Тем более, что мы знаем из дальнейшего, что у нас везде, во всех министерствах, на всех оборонных заводах сидели, с флагами прямо американскими... Об этом Путин сказал.

Егор Яковлев. Да, Владимир Владимирович открыто признал это.

М. В. Попов. Никакой не секрет. Я не знал, что они в каждом. Я знаю, что у них контролеры были там. В Воткинске с одной стороны завод, с другой стороны, за озером американцы живут. И они все контролируют у нас. Но как они контролируют, мы не конкретно знали. Сейчас знаем конкретно. Поэтому капитал американский, а фашизм получился американо-российский, ельцинский. Ну, вот он был кратковременный. А что касается США, это у них стало уже некоторой практикой. Начиная с Югославии, затем Ирак, Ливия. Я думаю, что следующие Сирия и Россия по плану намечены. Поэтому, если кто, какие имеет иллюзии... События на Украине отходят в детский сад, в младшую группу. Если украинская буржуазия была, ну, слабо ориентирована на российскую, то с помощью военного переворота, который был организован и финансирован США... Мы помним какие там были издевательства во время, так называемых, выборов. Не знаю, как мы признаем выбор украинского народа, я думаю, наши товарищи опять что-то здесь передемократизировали. Какой это выбор, когда во время выборов преследуют кандидатов, избивают их? Как можно считать это выбором? Это выбор американского капитала, а не украинского народа. Ну, вот теперь я согласен, как и в России было, сейчас там уже не фашизм. Там демократические органы власти работают. Поставили кого надо и эти “кто надо” осуществляют то, что надо американскому империализму. Поэтому сейчас все демократически дальше.

Егор Яковлев. Поле зачищено.

М. В. Попов. Да. Теперь можно снова голосовать. Давайте, придите и отдайте свой голос. Этот голос попадет куда надо.

Егор Яковлев. Ну, хорошо. За годы, которые прошли с 1993 появился же и российский финансовый капитал. Он сопротивляется?

М. В. Попов. Не появился российский финансовый капитал. Все наши банки, которые время от времени закрывают, все вместе взятые, они меньше одного крупного американского банка. В этом смысле у нас банки мелкие. Да и промышленность у нас слабая. Финансовый капитал предполагает мощное развитие капиталистической промышленности и мощное развитие банков. Банк, это такая финансовая организация по обслуживанию производства, которая временно свободные деньг в хозяйственном обороте берет и направляет туда, где в них есть временный недостаток. За среднюю норму прибыли. За скромные зарплаты. Всегда банковские служащие, если мы почитаем художественную литературу, это “скромные банковские служащие”. У нас скромных банковских служащих нет. Во-первых, они не аккумулируют деньги где-то в хозяйственном обороте. Во-вторых, никуда их не направляют. В-третьих, та ключевая ставка, которая держится упорно и будет держаться еще лет шесть, надо держать ее выше двух. Если она будет выше двух, они еще пять прибавляют, по этой ставке получают коммерческие банки... Два плюс пять, это уже семь. Семь процентов, это уже много. Максимум, ну, десять процентов если получат люди норму прибыли, это очень хорошо. А сейчас у нас 7,75 ставка. От того, что они ее снижают, ничего не меняется. Если бы они ее снизили до двух, появилось бы пространство, чтобы какие-то предприятия могли получать кредиты.

Для того, чтобы закрыться, получить, разориться, обанкротиться. Или сначала вывести деньги, потом выехать самому. Таких операций было много. Максимальный объем, это 200 миллиардов долларов гражданин отправил, а потом сам уехал. Мне нужно 30 миллионов, чтобы открыть банк, примерно, а набрать я могу 30 миллиардов. А потом с этими миллиардами, которые не мои, я уезжаю в другую страну. Вот, что мы наблюдаем. Поэтому и мадам Набиуллина закрывает один за другим этим банки, они развития производства не дают. И что делает министр промышленности и торговли, товарищ Мантуров? Он создал такие фонды, которые дают под пять процентов. Вы предоставляете программу, что вы собираетесь делать в производстве и получаете под пять процентов деньги. А у них что получается? 7,75, это ключевая ставка, плюс еще добавляют 7 процентов коммерческие банки. Искусственно вся наша экономика, все наше производство, оно закрыто для банковского обслуживания, его нет. Поэтому какой банковский капитал? Пойдите по Владимирской улице, потом на Литейный, и вы встретите через дом банк. Что это такое? Это ростовщическая контора. Особенно ростовщическими являются эти “до зарплаты”, две тысячи было процентов в год. Сейчас урегулировано Центробанком, двести процентов только. “Мы вам поможем”. Это кто кому помогает? Обездоленные, бедные, несчастные, у которых зарплаты не хватает до другой зарплаты. Они с них деньги тянут при покровительстве и поощрении Центрального банка.

Поэтому вернемся к определению фашизма, которое давал Димитров: “Фашизм, это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических элементов финансового капитала”. Финансовый капитал в Америке есть, шовинизм есть. Снова подтверждается, что Иран, КНДР, Россия – страны-изгои. Что значит страны-изгои? Пока нас еще не уничтожили, одновременно обсуждают: “Как насчет оружия массового поражения, не надо ли сокращать?” Россия не выражает сейчас желания сокращать. США, раз они собираются нас съесть, как они будут сокращать? Китай в этой ситуации немножечко блокируется с Россией, неформально. Потому, что потенциал обороны Китая и России получается больше американского в сумме. Поэтому Россия спокойно относится ко всем этим разговорам, что они слопают КНДР. Не слопают. Сначала вроде бы замахнулись: “Ты такой, сякой...” А потом в twitter пишет Трамп: “Ким Чен Ын, зачем ты меня называешь старикашкой? Я хочу с тобой подружиться. Я же не называю тебя маленьким и толстым”. Так он понял, что сталкивается с известным сопротивлением, на международной арене уважают силу.

Ну, они свое дело знают. Они эту политику фашизма на экспорт проводят. Причем она комбинированная такая: фашизм, потом одеваем снова рубашку. Есть диктатура буржуазии во всяких формах демократических, а есть диктатура буржуазии открытая. Фашизм, это открытая диктатура. Ничего не меняется, и так диктатура буржуазии, и так диктатура буржуазии. Но большая разница. Пока вы соберетесь меня демократически привлечь куда-то, арестовать, я уже убегу, возможно. Возможно, вы меня не найдете.

Егор Яковлев. Такой вопрос. То есть, вы считаете, что в период правления Бориса Ельцина в России тоже реализовывалась политика фашизма на экспорт?

М. В. Попов. Недолго. Один месяц всего.

Егор Яковлев. А, вы имеете в виду эти события 1993 года.

М. В. Попов. Мы до этого писали, например: “Как будем хоронить Ельцина”. Такие вещи писали. Мы устроили процесс по делу Ельцина открытый в газете и говорили, что надо его расстрелять за измену Родине. Все нормально было с демократией. Я не хочу Ельцина обвинять в том, чего не было. А вот был период, когда решили, раз не хотят Конституцию, проект которой они составили, сделаем таким образом.

Егор Яковлев. Хорошо. Мы же видим, что современная буржуазная Россия откровенно сопротивляется американской политике.

М. В. Попов. Дело в том, что у современной буржуазной России никакого другого выбора в этой ситуации нет.

Егор Яковлев. Почему? Есть выбор сдаться, влиться.

М. В. Попов. Нет, выбора сдаться у нее нет. Она посмотрела, что будет.

Егор Яковлев. Желающие есть.

М. В. Попов. А смотрите санкции. Как раз к самой крупной буржуазии санкции применяются американские. То есть, американцы, я думаю, что по своей тупости, они вместо того, чтобы продолжать сюда... “Никаких санкций не надо, сделайте все американское. Промышленность американская. А вы делайте нефть”. Чтобы разложилось производство. Они стали делать санкции. Раз санкции, они вынуждают наших капиталистов заниматься отечественным производством. Сейчас они это делают. В этой ситуации и наши граждане, которые думали, что уедут за границу и будет хорошо, они очень все побаиваются. У России, наверное, такая история, что что-то не любят ее. Наверное, по-прежнему самые главные союзники, это армия и флот. Эта мысль, которую высказал один из царей, она прошла в головы. Особенно после того, как увидели, как рвут на части президента Ливии, я думаю, что и самые высшие наши чиновники поняли, что нужно заниматься оборонной промышленностью, надо заниматься государственным производством. Это сознание есть.

Но такого политического сознания у большинства нет. С чем мы имеем дело? Мы имеем дело с американским фашизмом на экспорт. Казалось бы, наши союзники идейные, коммунисты в других странах должны это понимать. Но этого понимания нет. Я был на конференции в Европе, которую как бы комитет ветеранов в Греции проводил. Меня пригласили, дали последнее слово, может, я что-нибудь не то скажу. Ну, я поблагодарил потому, что теперь я могу подвести итоги обсуждения. Приехали люди из Украины, из других мест. Все выступавшие доказывали, что это по существу открытая террористическая диктатура. Никто не называл слова “Соединенные Штаты Америки”. Поскольку у меня было последнее выступление, я сказал: “Хочу поблагодарить за такое внимание, что я могу подвести итоги. Мне остается сказать кто это делает все. А делают это США”. А почему они помалкивают насчет США? Потому, что они не Россия. Россия большая. А представьте себе какая-нибудь Бельгия. Или Голландия. Голландия, например. Там был филиппинский центр. На Филиппинах была вооруженная борьба против колониального господства США, а центр был в Голландии. Потом, после истории с башнями-близнецами американцы сказали: “Всех убрать. Кто не за нас, тот против нас. Если не будете делать, что мы вам скажем, мы вас уничтожаем”. Все убрали. Кто в Бельгии, в Голландии, во Франции, в Германии может пойти против США? Никто. Даже если они не согласны. Они понимают, кто у нас сейчас жандарм, кто хозяин в империалистическом мире. Хозяином являются в данном случае США.

Некоторые крупные государства, такие, как Индия, Пакистан, не смотря на то, что они дружат даже с американцами, они начинают к Китаю приближаться. Шанхайская организация сотрудничества, рвались туда. А почему? А тогда их не съедят. И вообще, что такое страны БРИКС? Там не Россия главная, главный – Китай. Но Россия важная потому, что ракетно-ядерный потенциал, вместе с Китаем их не съешь. Вопрос-то стоит: “Съедят, не съедят?” Не съедят. Поэтому мы сейчас наблюдаем такую тенденцию, что крупные капиталистические государства...

Егор Яковлев. Пытаются съесть мелкие капиталистические государства.

М. В. Попов. Нет. Которые не хотят, чтобы их съели США со всей своей командой, приближаются к социалистическому Китаю. Потому, что у него экономика имеет в два раза большие темпы, чем у США. Уровень примерно такой же по ВВП. По-разному считают. Кто уже считает, что превзошли они, кто не превзошли. Но это дело техники. Потому, что если в Китае 7,2 темпы роста, в Америке 2,7. Как вы понимаете, без всяких потрясений идет изменение соотношения сил. А есть государства, которые попали в сферу влияния США и им не вырваться. Ну, сказали им: “Отдайте корабль, который вы построили для России”. И они отдали, деньги заплатили России. А Германия? Они с ней разговаривают как с побежденной страной, там армии, как бы, нет. В Японии тоже нет. Они вообще не могут сопротивляться США. А уж такие государства, как Ливия, Ирак и прочее, они вообще об этом не разговаривают. Все эти маленькие страны европейские не могут сказать про фашизм американский, боятся. Я думаю, боятся они оправданно. Потому, что уничтожат, что хотят сделают. Они на Украине что хотели сделали. В Сирии, их же никто туда не приглашал. Мы в Сирии по приглашению законного правительства, а вы как туда прилетели? Они никого не спрашивают. Они на международной арене игнорируют все демократические нормы. Поэтому на всем вот этом совещании большом я сказал о фашизме на экспорт, а больше никто.

Более того. Я встречался с нашими хорошими товарищами из Центрального комитета, с двумя заведующими отделами ЦК, идеологическим и международным. Предыстория была такая интересная. Я захожу, а Димитрова портрет в углу стоит, сняли со стены. Говорят: “Мы не согласны с определением фашизма Димитрова”. – “Почему?” – “Есть более раннее определение фашизма”. Более раннее, более позднее, надо брать более развитое. Потом это определение Димитрова, это же не Димитрова, это же на исполкоме Коминтерна было. Это позиция всего Коминтерна. Считайте, и Сталина, в том числе, позиция. Это позиция тех, кто боролся с фашизмом, а не тех, кто книжки писал про фашизм. Это позиция тех, кто на своих плечах вынес борьбу с фашизмом. И что вы думаете? Они нам прислали на конференцию тезисы про империализм. Мы напечатали эти тезисы, хотя они очень сильно расходятся с Ленинской позицией. Позиция у них такая, они забывают, что есть еще социалистический лагерь: “Раз у нас империализм в мире, в империалистическом мире все страны империалистические”. Империалистическая пирамида. Если я крупнее вас, я крупный империалист. Есть меньше империалисты. Тогда и Греция империалист, и Испания империалист. Детский сад. Если я буду ссылаться на Ленина - не авторитет, на Димитрова - не авторитет.

Вот есть мировой империалистический рынок и на этом мировом империалистическом рынке кто сильнее, тот и съест того, кто слабее. Если у нас социалистическое соревнование, я сделал что-то хорошее и вам рассказываю. Вы сделали что-то хорошее – мне помогаете. А если у нас конкуренция, я должен вас съесть, если я сильнее. Или вы меня съедите. Никаких иллюзий здесь быть не должно. Съедите в каком смысле? Или экономически, или политически, или прилетите и задавите. Потому, что такие маленькие страны, там не надо даже всю армию направлять, раз, и задавили целую страну. Это широко практикуется. Думали также сделать для начала с Украиной. Теперь под вопросом стоит Россия. К России через Сирию подбираются. Потому, что у России только одна база. А у США сто баз вокруг России. Значит нужно эту последнюю базу закрыть. Что нужно сделать? Сирию переориентировать. А тут Россия, она стала этому противодействовать. Потому, что всем понятно, вы закрываете выход в Средиземное море. Если у вас там базы нет, долго не поплаваешь, надо ремонтировать, горючим заправлять.

А их AWACS летает над Черным морем, у наших берегов, чтобы видеть на какой частоте работают наши радары. Некоторые товарищи этого не замечают, говорят: “А чего вы так разговариваете об американском фашизме?” Потому, что он вот он. Можно сказать, что Россия изгой, но ее не съешь. И Россия в данном положении, может быть, она бы себя так не вела, если бы были какие-то надежды... Они в Ливии с рабочими и крестьянами боролись? Или в Ираке они боролись с коммунистической партией. Это их вообще не волновало. Они задавили правящий класс Ирака, правящий класс Ливии, в Югославии. Еще устраивают судилища потом. Если сила у вас есть, что я могу сделать? Ничего не могу сделать. Мы это видим. На международной арене ведут себя так, как ведут себя фашисты.

Отвечаю теперь на ваш вопрос. Деятельность России в Сирии антифашистская. Они сами не хотят так говорить, я ни разу не слышал. Говорят: “Мы противодействуем экспансии”. Но, я думаю, что деятельность антифашистская.

Егор Яковлев. Два вопроса у меня есть. Первый. Что с вашей точки зрения такое ИГИЛ? Это инструмент реализации политики фашизма на экспорт? Или это независимая сила, которой, условно, пытаются манипулировать?

М. В. Попов. Я думаю, что это инструмент. ИГИЛ, это не фашистское движение, ясное дело. Религиозное, националистическое.

Егор Яковлев. Архаичное.

М. В. Попов. Архаичное при этом. Реакционное. Но американцы же толкнули этот процесс. Тем более, что мы знаем, что они в свое время поддерживали и другие реакционные течения. Если бы ИГИЛ уничтожило сирийское правительство... А сирийское правительство буржуазное? Буржуазное. Оно буржуазное, но оно не мусульманское. Поэтому для ИГИЛ это то, что надо. А для США, они всегда будут спокойно руководить этим. Да и сейчас мы знаем такие факты, когда рядом с американской базой на сирийской земле прекрасно существуют целые отряды ИГИЛ. Поэтому особого энтузиазма в борьбе с ИГИЛ мы там не наблюдаем. И видим, что США там, как всегда, решают свои проблемы. То есть, если можно с помощью ИГИЛ сделать так, чтобы Сирии не было, и лучше бы не тратить американских бойцов, это то, что любят делать американцы. “Мы будем летать на самолетах, а вы там воюйте. А потом мы заберем результаты всей вашей деятельности”.

Егор Яковлев. А можно ли сказать, что это яркий пример того, что крупному финансовому капиталу американскому выгодно поддерживать на периферийных территориях архаичные режимы, с помощью которых будет осуществляться управление?

М. В. Попов. Конечно. Сами они не архаичные, но они поддерживают для того, чтобы решать свои задачи. Лучше я свои задачи буду через кого-то решать.

Егор Яковлев. То есть, речь идет о сдерживании развития буржуазной демократии на периферии для более точного управления.

М. В. Попов. Для осуществления империалистического господства. Господство империалистическое будет? Будет. Это высшая демократия, когда американский капитал будет господствовать над всякими архаичными режимами.

Егор Яковлев. Следующий вопрос. Если применить это тренд к России. Можно ли сказать, что наиболее перспективным осуществлением империалистического господства, в случае победы американского капитала на территории России, будет и может быть именно создание религиозной монархии?

М. В. Попов. Я думаю, что нет. Нам уже видно было, что делал Ельцин. А Ельцин просто делал, что ему говорили американские советники. Он уже подготовил разделение России на эти все субъекты федерации. Ну, что это нам сейчас рассказывают, что это есть федеративный договор? Вот вы историк, я не историк. Я вас спрошу, Орловская область когда договорилась с Тамбовской вступить в единую федерацию? Было такое? А что за федеративный договор такой? У нас все эти государства, федеративный договор. Это Владимир Владимирович сказал, что президентов не будем, давайте главы только и все. А в Татарстане еще президент отдельный, особый. Уставные суды везде были? Везде. Ну, если это единое государство, может быть в едином государстве разные законности? Петербургская законность, Московская законность... Правительство у нас Санкт-Петербурга. Правительство. У нас там был исполком, органы местной власти.

Егор Яковлев. В США есть же законы штатов. Где-то разрешена смертная казнь, где-то запрещена. Я так понимаю, что смысл в том, что есть федеральный закон.

М. В. Попов. Это, так сказать, некоторые ответвления и конкретизация. На самом деле есть единая законность. А здесь-то было приготовлено, чтобы были отдельные... Уже уставные суды есть. А если уставные суды, свой устав у каждого. Они не работают. И наш устав Петербургский тоже перестал работать. Но все было сделано так, чтобы можно было следующий шаг сделать. Сначала они распилили Советский Союз на куски, эта задача решена. Теперь надо распилить на куски Россию. Какое правительство может быть в Петербурге или в области свое правительство? Это детский сад, если смотреть по сути. А если смотреть в этом контексте, это приготовление было сделано. Оно сейчас засохло. Потому, что руководители этих субъектов федерации уже не собираются в высшей палате, как было, а оттуда просто разные представители. А центробежные тенденции были очень сильные. Опасность уничтожения России через разделение была очень большой.

А уж что будут делать потом США, если Россия будет разделена на куски, мы видели на примере Ирака и Ливии. Неужели это нам не подсказывает, что с нами будут делать. Не разбираясь с тем член ты правительства или рабочий, или капиталист. С капиталистами еще скорее будут разбираться, чтобы забрать их капитал. Они сейчас говорят: “Арестуем ваш капитал”. Что значит арестуем? “А вот вы не будете им пользоваться”. А кто будет им пользоваться? Американские банки. Они же будут давать кредиты и обогащаться. А вы 20 лет не будете иметь доступа к нему. Увезли туда, чтобы здесь у вас не забрали, а там могут арестовать. Они еще не решили, будут арестовывать или нет. Пусть еще отправляют. Кудрин, министр финансов, отвез же туда наши финансы под два процента. У нас здесь получить мы не можем меньше, чем под 15 процентов кредит, а американцам дать кредит под 2 процента, это запросто.

Егор Яковлев. Хорошо. Тогда следующий вопрос. Ставим его ребром. Существует ли русский буржуазный империализм? Существует ли он в Сирии и на Украине?

М. В. Попов. Империализм что означает? Либо формальное присоединение других государств. Либо влияние на них такое, что они подчиняются. На сегодняшний день влияние имеется у США. А какое влияние у России? Единственное влияние, это было на Украину. И то очень слабое. Там была “оранжевая революция”, там и так влияли американцы. Янукович туда и туда. Сказать, что Украина была под влиянием России... Да у нас было больше уничтожено предприятий. Там еще не успели так здорово уничтожить промышленность. Поэтому, о каком империализме может идти речь? Империализм предполагает вывоз капитала. Это всем известно. Какой вывоз капитала? Помните Владимир Владимирович на желтой “Калине” ездил и рекламировал? Кому принадлежит теперь ВАЗ? “Рено-Ниссан”. И там “Ростехнологии” имеют меньший пакет, чем “Рено-Ниссан”. У нас нет отечественных автомобилей. Какой вывоз капитала? А что такое вывоз капитала? Вывоз капитала, это не вывоз денег. Это нам привозят предприятия. Не такие предприятия, которые требуют высоких технологий, высококвалифицированных рабочих, а свинчивать и сваривать. Чтобы тупые были русские. Сейчас они не тупые, а вот если они будут этим заниматься, они будут через некоторое время тупые. Они будут красить, вредными вещами... Быстро умирать. А в Америке белые люди будут жить хорошо. Поэтому ввоз капитала идет у нас сильнейший. У нас и из Южной Кореи, из Америки, из Франции, из Германии есть предприятия.

Есть у нас отдельные единичные случаи, когда наши капиталисты там сочинили предприятие. Но это больше похоже на казус. Потому, что никакой системы нет. Поэтому ни о каком империализме с этой точки зрения, если нет главного признака, вывоза капитала, говорить нельзя. Если кто-то хочет щеки надувать, это именно надувание щек. Надо понять, что только сейчас мы ставим некоторый предел, наша буржуазия ставит некоторый предел, к этой экспансии, к уничтожению нашей промышленности, нашего производства. И очень долго будем мы это дело пытаться еще делать. Потому, что потребуются годы. Три, пять, семь лет на то, чтобы мы могли самостоятельно решать все вопросы, в том числе военные. Потому, что уже во все производство влезли наши, так сказать, контрагенты. А это значит, мы не в состоянии это производить, это. Или в малом количестве. У нас вообще все есть в России. Из-за того, что она большая. Великая стран, она великая прежде всего потому, что большая. И приборостроение у нас есть и необходимые машины. Сейчас только что спустили наши космонавтов, наших и американских. Они же сейчас не возят, у них нет средств доставки на Международную Космическую станцию. А мы им продаем двигатели “РД-180”. А они пробовали такие сделать – не получается. Поэтому пока еще не такая ситуация, но дело-то шло к другому. К тому, чтобы мы вообще потеряли всю самостоятельную промышленность. Сейчас это все восстановилось.

Но до того, чтобы вывоз капитала... Какой вывоз капитала? У нас вывод денег идет все время. Что выводится? Выводится, прежде всего, вся сумма амортизации, почти. Амортизация у нас... Нужно, чтобы десятая часть нашего оборудования обновлялась. А оборудования у нас в целом 170 триллионов. Если десятая часть, 17 триллионов должно снова идти в производство. Причем не из прибыли, это издержки. Эти издержки перегоняют в прибыль и в оффшорные компании выводят. Дальше. Накоплять нужно? Какие они капиталисты? У нас капиталисты вшивые потому, что они не делают то, что должны делать капиталисты. Он должен накопить. Вы получили прибыль, часть верните в производство на его расширение. И у вас будет повышение темпов роста. Вы же видите, что повышения темпов роста нет. Почему? Не обновляют и не накопляют. А что делают? Туда отвозят, в оффшоры. Тогда говорят: “Давайте всем жуликам, тем, которые наворовали и награбили туда, пусть они сюда возвращаются с деньгами. Давайте им сделаем амнистию”. Хорошо, амнистию вы сделали. Вы будете заниматься, как класс капиталистический, внесением в производство той части прибыли, ну 80 процентов, там... 70 процентов у нас государственные предприятия не вносят. А эти частные... Вы слышали, чтобы накоплялось у нас, и расширялись предприятия? То, что закрываются, вы знаете. А где то, что они расширяются? Этого нет.

Темпы роста отсутствуют. Поэтому начинают закрываться духовные всякие вещи. Вот Академия наук в плачевном состоянии. У нее отнимают и отняли институты и пытаются сейчас опять приспособить хоть как-нибудь. Теперь наше министерство образования и науки доложило, что за три года уничтожили половину ВУЗов. Я не говорю о том, что вместо подготовки специалистов пять лет, четыре. Дескать, обойдетесь четырьмя. А 20 процентов преподавателей не нужны. Медицина. “Коммерсант”, газет наших капиталистов, пишет: “При такой реформе нам не жить”. А что за реформа? На семь процентов сократили затраты на здравоохранение, 20 тысяч уволили врачей. Закрываются сплошь и рядом всякие небольшие больнички и медицинские пункты. И если вы живете не в Ленинграде и не в Москве, а в сельской местности, десятки километров надо проехать, а то и сотни, чтобы попасть просто к врачу. А фельдшерских пунктов давно уже нет.

Вот я Семина посмотрел фильм. Он там показывает, что происходит. Это империалистическая страна? Люди, которые об этом говорят, не знаю, есть люди непонимающие, неграмотные. Вы вообще смотрите, что происходит в России? Они умозрительно придумывают: “Раз у нас есть капитализм, значит, у нас есть империализм”. У нас во всей Африке капитализм. И на Огненной Земле капитализм. Их всех грабят. И грабят сейчас Россию. Потому, что мы стали сырьевым придатком во многом. Мы же могли бы из этой нефти все сделать, а потом бензин туда отправлять. А мы что делаем? Мы сырое туда отправляем. Как живет Япония? У нее ничего нет, ни нефти, ни газа, ни угля. Они все покупают и живут прекрасно в смысле развития экономики потому, что они занимаются обрабатывающим производством. А у нас обрабатывающее производство в загоне. Вот “Светлана”, приборостроительное предприятие, темпы роста были в советское время, 12 процентов прирост производительности труда, 40 тысяч человек. Три с половиной тысячи разделились на мелкие такие части, на территории какие-то арендаторы. Что-то делают. Есть отдельно “Светлана” машиностроение. Есть “Светлана” такая, есть “Светлана” такая. Также Кировский завод. Что значит “Петербургский тракторный завод”? Это кусок просто этого Кировского завода. Вырвали кусок, он отдельно существует. Был завод “Петросталь”, кусок Кировского завода, а теперь это отдельное предприятие, оно загублено. Хотя оно на экспорт отправляло сталь в США. Посмотрите, что происходит в нашей экономике. Нет, не империалисты мы.

Егор Яковлев. Вы не считаете, что война в Сирии, это война “Газпрома” за свои интересы?

М. В. Попов. У нас “Газпром”, это государственное предприятие. У нас есть класс капиталистов, у него есть свои интересы. Я думаю, что в интересах класса капиталистов защищаться от американского империализма. Не потому он против фашизма, что он антифашист, а он антифашист потому, что защищает свои интересы. Но я думаю, что там идейные соображения не господствуют.

Егор Яковлев. Хорошо. А коммунисту-то как в этой ситуации себя вести?

М. В. Попов. А коммунистам надо поддерживать антифашистов в этом вопросе. А в других не надо. Они не повышают заработную плату трудящимся. Это скандал, с 1 мая повысят минимальный размер оплаты труда. Почему скандал? Я участвовал во всем процессе разработки этого кодекса. У нас был проект “Фонда рабочей академии”. Кодекс был принят в 2001 году трудовой. В нем было записано, и сейчас записано, что зарплата минимальная должна стоять на уровне прожиточного минимума. Эта статья есть. А в конце была статья о том, что эта статья, что МРОТ на уровне прожиточного минимума, должна войти в действие специальным законом. Починок, тогдашний министр труда, говорил, что: “Вы 15 лет не увидите этого закона”. Прошло больше 15 лет и нам сообщают, что минимальный размер оплаты труда будет на уровне прожиточного минимума. А вы не понимаете, что если люди не могут прожить, они вымирают. То есть это запланированное вымирание населения. Это что такое происходит? В области отношения с рабочими картина ужасная. Наша буржуазия набивает себе карманы. Она не развивает производство или слабо развивает. Она не поддерживает государственную промышленность. Они в государственном секторе ведут себя как частники. Откачивают деньги бюджетные. Следственный комитет только и ловит их.

В итоге получается, что у нас экономика не растет. А для того, чтобы она, как бы, росла статистическое управление переведено теперь в ведомство министерства экономического развития. Как вы считаете, выше у нас темпы будут теперь? Я думаю, что теперь несомненно выше.

Егор Яковлев. Милицию в полицию когда переименовали, стало гораздо лучше.

М. В. Попов. Теперь все стало хорошо. Это же надо такое придумать. Потом приходят они: “Владимир Владимирович, у нас уже лучше стало”. А что лучше? Ничего. Им стало лучше. Мы знаем, что за последние три года снижение реального содержания заработной платы составило 10 процентов. Граждане доход теперь имеют 90,5 процента от уровня 2013 года. В это время в 2016 году на 10 процентов количество миллионеров выросло и на 11 процентов количество миллиардеров. Объясняю, как это делается. С помощью Собчак сейчас объясню. Собчак у нас в какой сфере действует?

Егор Яковлев. В сфере медиа.

М. В. Попов. Не знаете, сколько в СКК у нас помещается?

Егор Яковлев. По-моему 15 тысяч.

М. В. Попов. Ну, что вы, 50 тысяч, как минимум. Такие, как Собчак могут там организовать действо, пригласить хороших артистов, заплатить больше обычного. Соответственно это все организовать, это немалый труд. И вот вы собрали 50 тысяч, заплатили артистам. Если по тысяче рублей один билет, сколько получается?

Егор Яковлев. Пятьдесят миллионов.

М. В. Попов. Ну, давайте этим артистам сколько дадим? 10 миллионов. Они же нам людей ведут. Остается 40 миллионов. Нас сколько? Десять? По четыре миллиона за один вечер. А как вы объясните, что у Собчак 400 миллионов за шесть лет. Как говорится, заработала. Все те, кто получают деньги, говорят, что заработали. Заработать столько нельзя, а получить можно. Получить можно и больше. Вон сколько получил Захарченко, 9 миллиардов. Он, правда, не говорит, что заработал, но некоторые говорят, что заработали. Поэтому идет первичное распределение между рабочими и капиталистами, а потом капиталисты отдают свои деньги в эту сферу. И рабочие туда ходят, последние деньги несут. Молодежь туда ходит. Или я директор предприятия. Вы мне рассказываете, что я, как капиталист, начал бы обновление, амортизацию. Зачем? У меня тысяча человек рабочих, я на тысячу рублей понижу им зарплату. Сколько я тогда получу?

Егор Яковлев. Миллион.

М. В. Попов. Ну, на две тысячи, тоже вы не умрете, уже два миллиона. Созданы такие условия. У нас же демократия. У нас настоящая демократия: воруй, грабь. Ну, вот воров немножко ловят, а тех, кто грабит рабочих, никто их не ловит. В этом смысле у нас не империализм, а капитализм, который... Знаете, какой был первоначальный капитализм? Первоначальный капитализм преступный. Время от времени делается амнистия. Это правильно. Как может быть амнистия капитала? Капитал же не преступник. Это капиталистов. Дескать, мы забыли, откуда у вас деньги, а теперь можете их тратить.

Егор Яковлев. Да, но вернемся к Сирии все-таки. Вам скажут, что поддерживая антифашистов в борьбе с американским фашизмом на экспорт, вы на самом деле поддерживаете крупных российских капиталистов. Тот же “Газпром”. И защищаете их капиталы.

М. В. Попов. Я думаю, что товарищи ничего не выучили из истории Великой Отечественной войны. В Великую Отечественную войну не просто капиталисты, а империалисты... Империалистический капитал США, империалистический капитал Великобритании. Американский более мощный, чем германский. Они поддерживали и вели борьбу с фашизмом, и являлись в этот момент антифашистами. И товарищ Сталин взаимодействовал с этими антифашистами. Думаете, товарищ Сталин не знал, что это империалистический капитал? Знал. Эти империалисты в сложившейся ситуации, они же грызутся между собой. Были разные договоры, у них разные комбинации были, с кем заключать союз... Ну, так получилось. У них оказался враг Германия. К нам же шли конвои английские, их немцы топили.

Егор Яковлев. Я все это очень хорошо знаю.

М. В. Попов. Они же погибали. Вот два государства крупных империалистических боролись с фашизмом, скажите честно?

Егор Яковлев. Конечно.

М. В. Попов. Вот и наша буржуазия. Вы хотите нам начать рассказывать какая она. Плохая. Мне она не нравится. Но она борется с фашизмом? За это мне нравится. Мы вообще будем констатировать факты или нет? А кто еще борется с фашизмом, кроме российской буржуазии? А там воюет-то не буржуазия. Там наши товарищи воюют. Солдаты наши воюют. Трудящиеся. Между прочим. Даже некоторые добровольцы, которые за деньги там воюют, их не жалко что ли? Или мы сделаем вид, что они там не воюют? Они тоже воюют. Ну, а летчики, которые жертвуют собой? Если это борьба с фашизмом, борьбу с фашизмом надо поддерживать? Я думаю, что все порядочные люди, все демократы... Не коммунисты, коммунисты, это само собой. Все демократы должны поддерживать борьбу с фашизмом. В этом отношении мы должны быть демократами. Вот вы, если демократ, вы поддерживаете борьбу с фашизмом?

Егор Яковлев. Конечно.

М. В. Попов. И я демократ, я тоже поддерживаю. Вы хотите сказать, что мы перестали быть демократами с Егором Николаевичем? Ни за что. Мы будем демократами, нас не столкнешь к фашизму. Мы противники фашизма и поддерживаем всех тех, кто борется с фашизмом. Ну, мы не боремся, другие борются. Давайте поддержим их.

Егор Яковлев. Мы боремся в информационной сфере.

М. В. Попов. Мы хорошо боремся, чаек можно попить. А люди на самом деле жизнью своей рискуют. И как у людей поворачивается язык говорить: “Нет, это не борьба с фашизмом”. Вы не знаете, что такое фашизм, что такое фашизм на экспорт. И не знаете, что такое сопротивление фашизму. Фашизм, думаете, осудил трибунал в свое время, преступления фашизма. Думаете, от этого он исчезнет. Не исчез фашизм. Раньше часть буржуазии боролась против фашизма, защищая буржуазную демократию. Потому, что буржуазная демократия, как выяснилось, самая лучшая форма для господства буржуазии. Поэтому она ее и защищает. Ну, кто сейчас выиграет на наших выборах? Буржуазия. Зачем ей какой-нибудь фашизм, если она знает, что при голосовании выиграет? Потому, что у нас буржуазная экономика, значит, буржуазная идеология у большинства. Значит, большинство проголосует за буржуазных кандидатов. Кто должен волноваться? Никто не должен волноваться. Что будет? То и будет. Была диктатура буржуазии, она и будет диктатура буржуазии. Потому, что ни разу трудящиеся с помощью выборов к власти не пришли и прийти не могут. Поэтому не надо по этому поводу расстраиваться. Если речь идет о сохранении такого хорошего механизма, даже на примере Германии капиталисты всего мира поняли, почему они и устроили соответствующий процесс над фашистскими преступниками. Лучше демократическая форма удержания власти буржуазией, чем фашистская. Фашистская, придет какой-нибудь сумасшедший фюрер и заведет страну не туда, а потом будет весь мир с ней воевать. То есть, сделала мировая буржуазия вывод, что не надо фашизм.

Егор Яковлев. На экспорт.

М. В. Попов. На экспорт вот, пожалуйста. А для себя не надо. Нам не нравится даже наш президент, который пришел. Видите, там какая война? Трамп не тот. Одного убили там, Кеннеди. Там же тоже демократия, не понравился президент, взяли и убили. Все с оружием. Вы считаете, что люди не уважают? Любят демократию, защищают ее. Америк хочет на весь мир ее распространить. С помощью, в том числе, американского фашизма на экспорт.

Егор Яковлев. Михаил Васильевич, спасибо большое. Очень интересная позиция. Надо обдумать. Можно, наверное, вопросы вам задавать в комментариях?

М. В. Попов. Да, можно.

Егор Яковлев. Задавайте вопросы в комментариях. А на сегодня все.

М. В. Попов. Спасибо.